Архив номеров

Выберите номер: Архив номеров

знач.изм.
USD26/0976.82-0.3585
EUR26/0989.66-0.3181
  • № 392020-09-25
  • Газета недели в Нерюнгри
    ИС +7 (924) 877-65-56 (sms-сообщения, народная новость)
  • Новости
  • О газете
  • Подписка
  • Архив номеров
  • Каталог
  • Главная
  • Скачать архив в PDF

    • Приложение к «ИС» ПЯТНИЦА!

      2017-11-170512

      Стихотворение, которое цепляет за живое:

      «Годы проходят — а мы и не жили…»

       

      Мы однозначно стали жить лучше. Технический прогресс, медицина, образование — в мире появилось столько всего интересного! Вот только жизнь современного человека превратилась в одну большую спешку… Куча дел, работа, дом, семья, быт. Не остается ни времени, ни сил, чтобы просто остановиться и задуматься, как прекрасна эта жизнь!

      Как сказал один мудрый человек: «Мы работаем на работах, которые ненавидим, чтобы купить вещи, которые нам не нужны, чтобы произвести впечатление на людей, которым на нас всё равно».

      Кажется, впереди еще целая жизнь. Но время только уходит…

      Давайте быть счастливыми прямо сейчас! Любите, смейтесь, дружите, узнавайте что-то новое каждый день! Пусть это прекрасное стихотворение Ирины Шевкуненко вас вдохновит:

       

      Годы проходят — а мы и не жили:
      Мало смеялись, мало любили.
      Видели мало, чуть больше читали,
      И отчего-то так сильно устали.

      Мы торопились, но время теряли;
      К счастью стремились, но много страдали.
      Правду искали, в себе сомневаясь;
      Праздника ждали, тоске отдаваясь.

      Часто мы были собой недовольны:
      То возносились, то падали больно.
      Многого слишком мы в жизни боялись,
      Редко судьбе мы своей доверялись.

      Нам всё хотелось понять и освоить,
      Всё полюбовно и мудро устроить.
      Годы проходят — а мы и не жили:
      Мало смеялись, мало любили…

       

      WhatsApp становится основной площадкой

      для обсуждения новостей

       

      Согласно данным, полученным в ходе исследования, инициированного Институтом изучения журналистики Reuters, приложение для смартфонов WhatsApp занимает лидирующие позиции как площадка для распространения и обсуждения новостей, набирая тем самым вес среди средств массовой информации. Впереди только Facebook и YouTube.

      В исследовании Reuters, направленном на изучение способов получения и распространения информации среди рядовых граждан, приняли участие 71805 человек, проживающие в 34 странах по всему миру. Согласно полученным данным, одним из влиятельнейших СМИ становится мессенджер WhatsApp. 

      Если брать средний показатель по миру, то среди источников новостей WhatApp занимает третью строчку рейтинга c 15% после YouTube (22%) и Facebook (47%). Однако данные сильно разнятся в зависимости от географического положения респондентов.

      Так, например, жители Малайзии отдали более 50% голосов за WhatsApp, а в Соединенных Штатах и Великобритании популярный мессенджер получил лишь 3% и 5% соответственно. При этом лишь 43% участников исследования безоговорочно доверяют распространяемой информации.

       

      Terrnews.com

       

      *Любопытно*

       

      "Белые лебедушки" российской армии:

      как девушек учат на военных летчиков

       

      Российские стратегические бомбардировщики уже лет через пять могут начать пилотировать представительницы прекрасной половины человечества. В этом убедился корреспондент «МК», побывав на авиабазе Энгельс, где для абитуриенток Краснодарского высшего военного авиационного училища был проведен своеобразный урок профориентации.

      Напомним, что решение о наборе девушек на летные специальности в боевую авиацию принял министр обороны Сергей Шойгу. Набор осуществляют в этом году впервые со времен Великой Отечественной войны. Причем начальник Краснодарского летного училища Виктор Ляхов подчеркнул, что его выпускникам, и девушкам в том числе, под силу любая авиация — фронтовая, истребительная, военно-транспортная, дальняя.

      На базу дальней авиации (а такая авиация имеется только у двух стран в мире — у России и США) и прибыли абитуриентки, чтобы поближе познакомиться с техникой, на которой им, возможно, предстоит летать.

      Моросит мелкий дождь, тяжелые облака висят над ВПП. На их фоне еще сильнее выделяется белоснежный стратегический бомбардировщик Ту-160. Под крылом «Белого лебедя» — экипировка пилота дальней авиации. Шлем, костюм и кислородная маска. Олег Пчела, командир 22-й Донбасской дивизии бомбардировочной авиации, предлагает будущим летчицам прямо сейчас примерить эту экипировку. Шлем тяжелый, в нем почти ничего не слышно. А девушки улыбаются, кто-то даже и снимать не хочет.

      Пока абитуриентки занимаются примеркой, на полосе готовится к взлету гордость нашей авиации — Ту-160. Пропустить это зрелище — себе дороже. Вот «Белый лебедь» начинает свой разбег, и не верится, что такая махина сможет оторваться от земли. Но рев двигателей заполняет пространство, в какой-то момент закладывает уши, и Ту-160 плавно взмывает в небо, а барышни радостно машут ему вслед. В глазах только надежда на то, что когда-нибудь и они смогут оторваться от земли, сидя за штурвалом грозного «стратега».

      Затем девушек ждут на тренажерах. Один из них точь-в-точь повторяет кабину Ту-160. Рядом целый «командный пункт» — мониторы, уйма кнопок, тумблеров и рычагов. Как нам объяснили, обычно курсант выполняет задание, а инструктор следит за этим именно на командном пункте. Если все идет гладко, то задачу усложняют: то дождь «включат», то снег, то отказ двигателей. Но сегодня абитуриентки будут летать еще и с инструктором в кабине — и, конечно, без экстрима. Им просто позволят немного «полетать» и почувствовать, что значит поднимать в воздух 100 тонн.

      Когда попадаешь в кабину, первое ощущение — восторг, смешанный с некоторой растерянностью. Как не запутаться во всех этих рычагах, мониторах и тумблерах! Но все девушки уверенно садятся за штурвал. «Ничего, разберемся, научимся», — говорит одна из абитуриенток.

       

      Вообще, у каждой девушки — своя мотивация. Кто-то пришел в небо просто по зову сердца, на кого-то повлияли книги, а кто-то вырос в атмосфере любви к небу и службе Родине. Екатерине Пчела любовь к самолету и небу передалась на генном уровне. Это ее отец, Олег Пчела, буквально полчаса назад показывал абитуриенткам экипировку летчиков. Катя всегда хотела служить именно в военной авиации. Ей по душе и жесткий распорядок дня, и дисциплина, да и барышня она опытная: у нее уже 150 часов налета. Екатерина успела попробовать себя в гражданской авиации, но когда появилась возможность стать военной летчицей — ни секунды не сомневалась. «Я больше всего хочу в дальнюю авиацию, летать с отцом», — делится Екатерина. Получится у них такой настоящий семейный экипаж.

      Олег Пчела рассказал, что его дочь еще в школе хотела стать летчицей, и после 11-го класса она выполнила свой первый полет на тренировочном самолете. Семья, конечно, поддержала ее в выборе военной карьеры. «В гражданской авиации в других странах уже по 25% женщин-пилотов, да и в других армиях женщины-пилоты есть, а уж нашим девушкам точно все будет по плечу», — уверен он.

      Екатерина Крылова приехала из Твери. Ее отец — бортрадист, а все детство она с замиранием сердца наблюдала, как взлетают и садятся недалеко от них военные самолеты. «Бывает, играешь себе с подругами, а тут над тобой происходит десантирование. Мы их называли «одуванчиками». Так что я с самого детства хотела летать, очень меня тянуло в небо», — делится она своими воспоминаниями. Екатерине удалось полетать сегодня на тренажере с инструктором. Это — первый в ее жизни полет, и эмоции у нее — через край.

      — А как же личная жизнь? Ведь служба потребует полной самоотдачи, совмещать будет очень трудно?

      — Это все само придет, тогда, когда нужно, — рассуждает она. — Сейчас самое главное — поступить, ведь я очень давно этого хотела, а с возникающими трудностями обязательно справимся.

      Румия Сарсенова сегодня пришла со своим отцом — Русланом. Он никак с охраной нашего мирного неба не связан, он охранял покой Родины на земле — в погранвойсках. А Румия с детства хотела пойти по его стопам, но вот возможности не было. Она только окончила школу, и ее уже приняли в Академию права, но, узнав о приеме в Краснодаре, ни секунды не сомневаясь, решила поступать туда. Она спортсменка — занимается боевыми искусствами, прекрасно знает историю авиации.

      — Мы очень дочкой гордимся, — говорит Руслан. — Поддерживаем ее выбор служить Родине. Теперь главное — поступить, но мы верим в то, что мечты должны сбываться.

      Вообще, авиация — это прекрасная аллегория всей нашей жизни. Какой густой бы ни была облачность, как трудно бы ни было лавировать между облаками, всегда где-то наверху — солнце. «Каждый раз, когда я через облака «выныриваю» к солнцу, кажется, что попадаю в какой-то иной, особенный мир», — сказал напоследок Олег Пчела.

      Энгельс.

       

      Екатерина ГАБЕЛЬ 

       

      *Занимательная история*

       

      Да сгори она дотла, эта гречка

       

      Большая компания взрослых и детей – в сумме почти тридцать человек – собралась уехать на выходные из города.

      Процесс подготовки, как это часто бывает, шёл тяжело, утомительно и чрезвычайно долго. Детям было всё равно, куда ехать, лишь бы ехать и вместе, а взрослые детально обсуждали каждый населённый пункт-кандидат, и один за другим по разным причинам браковали все подмосковные города, усадьбы и посёлки с садами и огородами. Наконец, через месяц яростных обсуждений, выбрали место и начали работать над культурной (шутка о некультурной приелась ещё на стадии обсуждения города) программой. Вскоре оказалось, что по какой-то таинственной причине пятнадцать взрослых человек не могут сойтись в своём видении двух дней отдыха, и поиск золотой середины между круглосуточной беготнёй по экскурсиям и тюленьим сидением в домике занял ещё недели три. Уже на этой стадии у некоторых участников начали пошаливать нервы, результатом чего стали несколько лёгких, но неожиданных стычек в специально созданном чате и трижды заново перезаказанная в экскурсионном бюро программа.

      Затем родители вышли на сложнейший этап выбора места проживания. Относительно легко определившись с домом отдыха, они намертво застряли на решении вопроса, какие нужны домики и по какому принципу будет происходить расселение. В общем, не вдаваясь в лишние подробности, скажу только, что одна из мам вышла на этой стадии из состава участников (правда, потом вернулась), а другую, занимавшуюся поселением, вскоре стали узнавать в доме отдыха по голосу.

      Эта же последняя мама, которая сейчас пишет этот текст, проявила не свойственную ей решимость и пролоббировала дерзкий вариант размещения: 11-летние дети, бывшие или нынешние одноклассники, и несколько их братьев и сестёр, живут в отдельном большом доме, а взрослые – в таком же доме в пятидесяти метрах от них. Эта самая мама преследовала в первую очередь вполне эгоистические цели: она хотела отдохнуть, пообщаться с приятной компанией взрослых, попеть не вполне детские песни и, в конце концов, выпить вина в спокойной обстановке. Кроме того, я, давно переживая из-за того, что дети ни черта не делают сами, а получают всё с доставкой в широко разинутый клюв, предположила, что детям будет полезно пару дней пожить самостоятельно и коллективно – самим следить за порядком, убирать за собой, взаимодействовать с другими людьми, в общем, немножко поиграть в настоящую жизнь.

      Это вообще полезно, но, к сожалению, в тех семьях, где родители могут позволить себе няню или домработницу, дети понятия не имеют, какие движения следует делать руками при мытье посуды и откуда на полках шкафа самозарождаются выглаженные вещи. Другой случай – когда детей от этого оберегают: пусть лучше позанимаются английским или музыкой, они ещё маленькие, они устают и так далее. В общем, беда у современных детей из так называемых хороших семей с ручным трудом, что и говорить. Это легко обнаружить, попросив ребёнка, например, достать масло. Он тут же впадёт в ступор, потому что он понятия не имеет, где в его доме, в котором он живёт уже немало лет, хранят сливочное масло.

      Но мы отвлеклись.

      Итак, я выступила с идеей отселить наших школьников с глаз долой. Я преодолела сопротивление. Я с удивлением выслушала взволнованный монолог одной из мам на тему того, что современные дети начинают половую жизнь в 10 лет, поэтому вместе их селить нельзя. У меня до сих пор нет никаких идей по этому поводу, но вроде – забегая вперёд – за те два дня, которые мы провели в доме отдыха, никто из детей жить половой жизнью не стал. Надеюсь, что я не ошибаюсь.

      Наконец, когда мне удалось красноречием и лестью продавить детскую автономию (надо было слышать вопли счастья, раздавшиеся в нескольких московских квартирах, когда дети об этом узнали), и мы вышли на вопрос еды.

      Распределение шашлыков и ресторанов заняло всего-то какие-нибудь пять дней и метров шесть обсуждения в чате, и вот мы уже перешли к вопросу завтраков.

      Оказалось, что куча мам, конечно, едет отдыхать, но в отличие от меня, эгоистки, которая едет отдыхать-отдыхать, они вполне готовы во избежание потенциального детского гастрита вскочить в шесть часов и сделать блинчики, сырники, кашу, ещё одну кашу, другую кашу, яичницу, бутерброды, омлет, деревенский творог с вареньем, яйца пашот, тосты и прочие прекрасные вещи. И тут я виртуально поднялась во весь свой рост и сказала: пусть сами! Сырьё дадим, и пусть они сами приготовят себе что угодно, хоть те же хлопья с молоком, будь они неладны.

      И тут началось.

      Надо сказать, что одна из мам меня поддержала, загорелась, как я, которую заклинило на том, чтобы извлечь из этой поездки какую-нибудь педагогическую выгоду, и сказала, что она обеспечит всякие там яйца и муку, а её сын нажарит блинчиков. Я со своей стороны написала, что моя дочь приготовит гречку. И, благо время ещё было, я в этот же день провела дома мастер-класс по гречке, а на следующий день заставила ребёнка варить кашу самостоятельно. Впрочем, «заставила» - неправильное слово, потому что после того как я строго сказала ей: «Даша, ты варишь своим друзьям на завтрак гречку», она вся подобралась, прониклась и куда-то ушла – как позже выяснилось, штудировать интернет на предмет гречки и способов её приготовления. И потом все дни до отъезда она планомерно разрушала мой мозг, требуя положить в чемодан гречку, соль, сахар, молоко, проверяя, положила ли я, выясняя, нормальный ли срок годности у гречки и совершая прочие действия, приводящие меня одновременно в восторг и в бешенство.

      Короче говоря, я сказала в родительском чате, что дети пусть приготовят завтрак сами – например, Дашка сделает всем гречку.

      «ТЫ ЧТО?????», - немедленно спросили меня.

      «ТЫ С УМА СОШЛА?», - поинтересовались родители.

      «Они же сожгут её!!!», - написали мне.

      И тут я залезла на табуретку и сказала всё, что я думаю.

      Да, сказала я, они, безусловно, могут сжечь гречку, и очень даже запросто. И угробить кастрюлю, которая живёт в домике (я готова за неё заплатить), и завонять всё помещение, и остаться без завтрака. И пускай. Мы все ужасно хотим, чтобы наши дети научились чему-то, в том числе и жизненно важному, сразу, не совершая ошибок, а до того момента, пока мы не решим, что они к этому готовы, мы их и близко не подпустим к жизни. Мы лезем вон из кожи, чтобы их путь – не известно, куда – был идеально гладким, застеленным самым мягким ковром, мы всё время держим их за руку, чтобы они, не дай бог, не споткнулись на нём, и почему-то думаем, что после этого они возьмут и пойдут дальше этой же прямой дорогой.

      Не пойдут.

      Не получается научиться чему-то, не падая, не ломая и не совершая ошибок. (Это же самое касается, к сожалению, и взрослых.)

      Но жизнь, слава богу, устроена так, как она устроена, а не так, как нам хочется, и поэтому чтобы научиться готовить гречку, суп, пирог – нужное подчеркнуть, - надо энное число раз запороть исходный продукт. Надо сделать его недосоленным и пересоленным, надо сжечь кастрюлю, надо рассыпать эту гречку по всей кухне и потом самим убрать, надо, надо, надо, надо. Если базовая безопасность детей обеспечена – противопожарные правила усвоены, взрослые рядом – то надо дать им возможность сжечь уже эту гречку.

      Надо дать им самим подмести пол – да, эффект от этого нулевой или даже отрицательный (пол станет ещё грязнее, чем раньше), но надо.

      Надо смириться с тем, что они могут порезаться, работая с ножовкой, – разумеется, объяснив сто раз, что с ней и как.

      Надо посадить их зашить, отстирать, приготовить, убрать, почистить, поточить, посолить, разобрать, отмыть и так далее. Пусть знают, что всё это делают не бесшумные ночные роботы и не волшебные феи. Они вымажутся в грязи, разольют, разобьют, рассыплют, сожгут, порвут и сломают. И замечательно.

      Надо дать им пожить настоящей жизнью. Им обычно это очень нравится.

      Возможно, через пятьдесят лет, когда нас с вами уже не будет, в домах наших детей и внуков всё это будут делать роботы, и никому даром не нужно будет знание о том, как варить гречку. Но пока это светлое будущее не наступило, давайте мы дадим им кастрюлю, крупу, воду, отойдём на безопасное расстояние и скажем волшебные слова:

      - Я тебе всё объяснила, ты всё понял, действуй.

      Пишу это болью своего сердца, потому что знаю из разговоров с лучшими российскими учителями, что нынче дети приходят в школу совсем не такими, как раньше, - в частности, потому что они перестали до школы учиться тому, чему в прежнее время мы с вами учились во дворе (они больше не гуляют одни во дворе) и в семье (стало намного меньше больших семей, живущих с бабушками и дедушками, которые учат). А учителей не учат учить детей тому, чему раньше учить было не нужно. И в результате они все умные и развитые, но не умеют общаться, выигрывать, проигрывать, сотрудничать, дозировать риск, понимать опасность и да – готовить гречку.

      …Моя дочь сварила в поездке прекрасную кашу и потом – к моему немому изумлению – убрала все последствия своей готовки. И ни одна кастрюля при этом не пострадала.

      А ещё дети принесли нам блинчики.

      А потом мы все вместе играли в футбол, валялись на песке и хором пели «Кино» и «Сплин» по дороге домой.

      А потом я поняла, что ещё больше люблю свою дочь.

      А она теперь учится делать оладьи. Готовится к следующей поездке.

       

      Ксения Кнорре Дмитриева

       

       

      *Интересный собеседник*

       

      мерть - это естественный этап в жизни каждого человека", - владыка Роман

       

      Это интервью с архиепископом Якутским и Ленским Романом было сделано ровно два года назад, в мае 2015 года в газете "Наше Время" в рубрике "Вечная тема". Тогда мы даже не представляли, что пройдет всего год, и газеты не станет. На момент закрытия "НВ" мы успели сделать несколько публикаций: о смерти, о прощении, о больных алкоголизмом. И сегодня этой публикацией я продолжаю то, что было начато в "НВ", но не завершено по известным всем причинам. Это будут размышления о жизни и смерти, о любви и ненависти, о добре и зле - в общем о том, что волнует каждого и что всегда будет "вечной темой".

      Итак, первая тема - смерть.

      В моем детском восприятии смерть – это лежащий в гробу мальчик из неблагополучной семьи, на похоронах которого почему-то обязали быть всю нашу школу. Это был январь, а он сбежал из родительского дома, где его обижали, к бабушке в соседнее село, и замерз по дороге.

      Я помню, как старалась не смотреть на бледное лицо мертвого ребенка, но его присутствие рядом вызывало у меня дикий ужас. Эта картина навсегда отпечаталась в моей памяти, всплывая всякий раз при слове «смерть».

      Понимая, что эта тема не вызовет, мягко говоря, восторга у читателей, я все же сделала выбор в ее пользу. Потому что недавно сама пережила смерть самого родного человека. И потому что до сих пор не знаю, как с этим жить. А еще – можно ли быть к этому готовым. Поговорить со мной о смерти и об отношении к ней согласился архиепископ Якутский и Ленский Роман.

       

      «У меня спокойное отношение к смерти»

      - Владыка, а вы помните, когда Вам впервые пришлось столкнуться со смертью?

      - Да, конечно, очень хорошо помню. Мне было десять лет, и я видел, как отходила к Господу в мир иной моя бабушка по маминой линии. Бабушка, инокиня Анастасия, приняла монашество вскоре после того, как ее дети встали на ноги: моя мама вышла замуж, а ее братья женились. Это было советское время, и поэтому она приняла тайный постриг и вела абсолютно монашескую, аскетическую жизнь. В памяти осталось, что она очень много молилась, знала акафисты Иисусу Сладчайшему и святителю Николаю наизусть, знала псалтырь. К нашей теме это не относится, но я научился читать благодаря ее мудрости. Она мне говорила: «Леша, я буду сейчас читать псалтырь, но я уже старенькая и могу ошибиться, а у тебя глазки молодые, ты хорошо видишь, ты води пальчиком и следи, если я ошибусь, ты мне скажи об этом».

      Она была человек очень духовный и умирала от тяжелой формы онкологии без ропота, без истерии. Умирала в забытьи дома. Горела лампада. Ее много раз соборовали, причащали. Так получилось, что у ее постели были только мама и я. Я помню ее последний вздох и удивительно светлое лицо, без всяких гримас смерти и ужаса. И без всякой мистики. Как жила, дыша молитвой, так к Богу и перешла.

      - Вы, будучи ребенком, не испугались смерти родного человека, похорон?

      - Скажу, что поскольку я был человеком церковным, то к ритуалу погребения, к покойному у меня очень спокойное отношение. Меня совершенно не пугает кладбище, потому что меня с детства воспитывали, что это - место упокоения родных людей и тех, кто жил праведно и свято. По учению церкви, кладбище – это святое место, которое нельзя попирать словами или дурными действиями, потому что там родные, святые.

      Что касается момента священнодействия отпевания и других традиций, благодаря воцерковленности очень здравый подход к этому у меня был, есть и остается.

       

      «Мне жаль людей, которые ни во что не верят»

      - Ваше отношение к смерти с того времени изменилось?

      - Нет. Поэтому мне бывает очень жаль, когда я попадаю в нецерковную среду и вижу, как люди переживают смерть близкого человека, где присутствуют глубокая и безнадежная подавленность и сумасшедшее отчаяние. Мне этих людей бесконечно жалко! Они не верят ни в Бога, ни в себя, ни в жизнь, ни во что. И тогда я стараюсь говорить проповедь. Я не знаю, насколько это бывает услышано, но это единственное и самое большое, что я могу сделать в такой ситуации.

      - Вы утешаете их?

      - Я говорю, что это участь всех нас, это путь, через который пройдем все мы. Что нужно помнить и быть готовыми, жить по праведности, по чести, и стремиться, чтобы порог вечности, через который мы переступаем, был для нас легким сердцем и душой, а не тянул за собой обоз невыполненных дел и грязной памяти.

      У меня год назад умерла мама. К сожалению, я был тогда в Москве на Рождественских чтениях. Мне в четыре утра позвонил брат и сказал: «Надо возвращаться…». Я прилетел часов через восемь. Сестра приехала почти одновременно со мной. И она тогда сказала: «Посмотри на маму, она улыбается». И действительно, у нее на лице была легкая улыбка. Мама улыбалась, словно увидела ангелов, небо. Она тоже очень много болела, страдала, но переносила все очень терпеливо. И у меня не было истерии, хотя я понимал, что потерял и провожаю самого дорогого на земле человека.

      Потом было отпевание, очень молитвенное, глубокое, сосредоточенное, которое с нами разделили священники. Потом были проводы к месту погребения. Я видел путь мамы к этому порогу, она ушла туда, куда ее позвал Господь, и искренне молился: со святыми, Господи, ее упокой.

       

      Ребенок и погребение

      - Я не зря начала с темы детского восприятия смерти. Многие родители стараются оградить детей от смерти, не показывают им умерших родных, похороны. Как показать ребенку смерть? Это вообще нужно?

      - Если не родители объяснят своему ребенку, что такое смерть, то кто это сделает? Шпана на улице? Какие-нибудь сомнительные книжки про мистику? Да, я согласен с психологами, есть определенный порог, когда маленькому ребенку это не нужно. Когда наступает этот порог, я затрудняюсь сказать, это слишком индивидуально. Но вопрос даже не в том, когда нужно показывать ребенку мертвого, а в том, как сделать так, чтобы похороны стали не криком отчаявшихся, обезумевших людей, пребывающих в безнадежной тоске, а праздником перехода от временной жизни в жизнь вечную. Я не зря говорю «праздник», потому что хоть он и печальный, но тоже праздник.

      Посмотрите православный чин погребения - вот туда можно и даже нужно вести любых детей, потому что в молитвах и песнопениях здесь нет душераздирающей тоски, но, напротив - есть попытка через слова и музыку осмыслить наступающую вечность, в которую входит этот человек. Если говорить о том, должен ли ребенок разделить участие в молитве и погребении, то я скажу однозначно – да. И это будет правильно для всех членов семьи.

       

      Думать о жизни, помня о последнем часе

      - Владыка, а ведь в нашей жизни о смерти вообще говорить не принято…

      - Мы живем в страшное время. Парадоксально, но действительно никто не размышляет и не рассуждает о смерти. Более того, все пытаются момент смерти вообще заретушировать, как будто ее нет. Все делается, чтобы убрать тему смерти из жизни, чтобы человек как можно больше наслаждался и ни о чем не задумывался. Бери от жизни все и сейчас, и как можно больше – вот девиз нынешнего времени. Это одна крайность. А вторая… Включите телевизор вечером, посмотрите, что там. Бесконечное число убийств, насилие, кровь рекой… Словно кто-то старается создать впечатление, что убийство – это ерунда, рядовое явление. Как будто кто-то хочет, чтобы мы привыкли к этому.

      Почему это делается? Потому что размышления о смерти подвигают человека к размышлениям о смысле и цели своей жизни, о своем предназначении, а через это – к рассмотрению своей жизни в контексте вечности - что душа вечна, и тело будет вызвано в свое время из земли. Верим мы или не верим, разделяем или не разделяем православные принципы, но мы боимся об этом говорить, потому что это подвигает к ответственности.

      - Наверное, нежелание думать о смерти порождается еще и страхом, ведь люди, все без исключения, боятся умирать. Почему у нас есть этот страх?

      - Потому что человек больше принадлежит земному миру и в меньшей степени имеет наполнение духовное. Этот перекос и порождает страх. И потом, боятся больше не смерти как таковой, а ее внезапности. Я с детства слышал в храме, в общении с православными людьми такие слова: я еще не готов идти туда, у меня еще так много грехов, в которых нужно покаяться, еще так много обязанностей перед близкими, родными, знакомыми. У таких людей есть памятование о смерти.

      - Для чего нужно помнить о смерти?

      - Не для того, чтобы пугать ею. А потому что - «помни последняя твоя, и вовек не согрешишь». То есть помни о том, что тебя ждет в последний день жизни, помни о смерти.

      Во время учебы в Московской духовной академии, которая находится на территории Троице-Сергиевой Лавры, я имел небольшой опыт жизни в монастыре. Так вот, у некоторых монахов на наручных часах была надпись, сделанная ручкой: «Помни смертный час». Памятование о том, что тебя ждет смерть, а за смертью - суд Божий, останавливает от многих вещей. Это человека отрезвляет.

      Человек не хочет думать о смерти, потому что ему хорошо жить в этой грязи. Но наступает болезнь, а вместе с ней приходит душевный кризис, и человек оказывается совершенно не готов к нему. А ведь это совершенно законные пути жизни, и никто их не минет, тем более не минет старости. Это естественный путь для всех, и если знать о нем, готовиться к нему, то не будет и кризиса. Поэтому еще и еще раз повторю: если каждый человек будет рассматривать свою жизнь в контексте вечности, то и к смерти в том числе у него будет более здравое и мудрое отношение. Как к естественному пути перехода.

       

      Болезнь как очищение

      - Наверное, человек боится не столько самой смерти, сколько мучительной смерти, а еще больше – смертельной болезни.

      - В православной традиции есть размышления о том, что в болезнях, особенно в предсмертных, происходит очищение человека. От болезней страдали многие подвижники, например, Амвросий Оптинский, Серафим Саровский. Их тоже Господь очищал перед отходом из этой жизни в жизнь вечную.

      Когда мы грешим сломя голову, обижаем, убиваем словесно, уничтожаем друг друга, лезем по головам, делаем безумнейшие вещи, мы ведь не боимся того, что этому будет дана оценка, причем мы получим наказание за это еще на земле.

       

      Когда нет свободы выбора

      - Вы сказали, что Вам жаль тех, кто не верит в жизнь вечную. Действительно, верующим, наверное, и умирать легче, у них есть надежда. А как быть неверующим?

      - Господь никогда и ни для кого не закрывает двери для возможности соединения и встречи с ним. Все зависит от нас, от того, как мы отзовемся. Исходя из этого, мы не можем судить других людей на их пути до того, как Бог сам не осудит на страшном суде. Мне бы очень хотелось, чтобы каждый, встретив Бога, получил веру и надежду еще здесь, на земле, потому что это наполняет человека и делает жизнь осмысленной, и трагедии легче переносятся с Богом.

      Бывает, что в силу каких-то ситуаций человек тяжело идет к Богу. Так, мы знаем, что в раю со Христом оказался самый обыкновенный разбойник, который в последний момент перед смертью исповедовал веру в Христа и поверил в Бога. И такое бывает. Но ждать, что встреча с Богом произойдет на пороге смерти, весьма рискованно. Лучше стараться жить с Богом здесь, чтобы момент смерти прошел естественно, благодатно, с помощью Божьей.

      - Ну а если этой встречи с Богом на земле так и не произошло?

      - Это очень сложная тема. Бог никогда не действует насильно, и единственное, чего не может Бог - это нарушить свободу воли человека. Он не делает это, потому что воспринимает человека как подобного себе, как ровню. Но возможность свободного выбора у человека существует только до порога смерти, дальше уже свободы нет.

      Как будут жить эти люди? Мы можем облегчить молитвой и милостыней участь тех, кто ушел от нас в озлоблении, в грехах. Каков Божий процесс зачета этих молитв и милостыни, никто не знает. Абсолютно точно одно – он будет делать это объективно, ибо он есть совершеннейшая справедливость и совершеннейшее милосердие.

      - Скажите, владыка, а Вы боитесь смерти?

      - Я не знаю, что значит слово «бояться» по отношению к смерти. Это обычный, естественный этап жизни. Дай Бог, чтобы Господь дал еще время пожить, покаяться в своих грехах, через свою жизнь оправдать цель своего существования. Прошу Господа, чтобы он дал мне сил прожить правильно, и назначил время переходить. Более справедливого существа, чем Бог, я не знаю, поэтому пусть он определяет этот момент.

       

      Марина САНТАЕВА

      фото Православие.ру

       

      *Наблюдения и советы*

       

      За что цепляют нас наши мамы

       

      Воскресенье. Вечер. Мой законный выходной. Я валяюсь в постели, неважно себя чувствуя после прожитых событий последних дней. Мне падает в скайп клиентка с кучей плачущих смайликов и просьбой о срочной консультации. Обычно, когда я не в норме, я отказываюсь. Но тут понимаю, что дело срочное, и мы созваниваемся.

      Эту клиентку, назовем ее Машей, я вела как инструктор четыре года назад. После того, как мои инструкторские полномочия закончились, мы изредка поддерживали связь. Она человек деликатный и не станет звонить в выходной поздно вечером просто так.

      Включается камера, и я вижу заплаканное лицо. Она начинает рассказ. Приехала мама, которая живет в другом городе, и отношения с которой всегда были непростые. Маша в 17 лет уехала в Москву поступать в институт, и с тех самых пор ее любовь к матери находилась в прямой зависимости от расстояния и частоты посещений.

      Закончив институт, Маша вышла замуж и через три года родила ребенка. Мама взяла отпуск и приехала, как и полагается, помогать. Тогда начались первые конфликты, когда мама, цитируя доктора Спока, рассказывала (достаточно жестко), что надо дать ребенку проораться в кроватке, аргументируя: «Надо, чтобы ребенок знал свои границы, а то на шею сядет, потом не слезет!». Доходило до того, что мать вставала у кроватки и физически не пускала мою клиентку к ее ребенку. Но тут вмешался муж, который сказал, что берет отпуск и будет помогать, так что мама может ехать домой. Мама хлопнула дверью со словами: «Посмотрим, что у вас вырастет!» и на полгода прекратила общение.

      Я хорошо помню эту историю. Как инструктор я чувствовала бессилие. Когда видишь, что это конфликт, который тянется с детства, видишь, как включаются защитные механизмы от детских травм, но не можешь помочь их распутать, потому что нет у клиентки ресурса идти в боль, остается просто наблюдать. Я тогда восхитилась поступком мужа, который пришел и всех расставил по своим углам. После родов всегда ждешь защиты от мужчины рядом. Меня в свое время муж (уже бывший) сдал на руки к свекрови, зная, как я отношусь к ней, и принимал ее сторону в наших конфликтах, уговаривая меня, что я должна ей быть благодарна. Я восприняла это как предательство. Я могла себе все объяснить. Объяснив, что он работает и что она старается. Но где-то глубоко внутри чувствовала себя одиноким воином в стане врагов. Чувства — это ведь такая вещь — они или есть, или их нет. Можно уговорить себя на все что угодно, но чувства при этом никуда не уходят.

      И вот мама приехала опять, спустя четыре года. Нет, до этого она тоже приезжала на пару дней. Муж всегда был дома и она, если что и говорила, то очень осторожно, и моя клиентка могла это стерпеть, В этот раз мама приехала па неделю в момент, когда муж уехал в командировку. «Вы понимаете, Лиза, дочу как с катушек сорвало. Она начала творить такое, что мне и не снилось. Вначале мне было стыдно, так как мамино «посмотрим, что у вас вырастет», оправдывалось по полной программе. Потом я стала понимать, что муж уехал, и я нахожусь в постоянной боевой стойке, а это передается ребенку. На это мне ума хватило. Но сегодня вечером был апогей»...

      Я же, выслушивая ее рассказ, понимаю, что кроме того, что описывает Маша, есть еще одна сторона - мама ждала от ребенка неуправляемого поведения. Женщина она, насколько я понимаю, сильная и властная, всегда зарабатывала, несла семью на своих плечах, поэтому воля у нее сильная. У таких людей ожидания срабатывают быстро, а положение доминирующей самки подавляет волю того, кого она считает ниже себя. Ну, а Маша честно встает в положение растерянного подростка, который

      может только огрызаться, не контролируя своим намерением реальность. «Ситуация была ерундовая. Мы сидели и разговаривали на кухне. Дочка пришла и попросила попить. Мама ей сделала замечание, что взрослые разговаривают, а она большая девочка и может налить себе воды сама. Но я встала и налила ей воды. Потом доча забралась ко мне на руки и начала привлекать к себе внимание, громко говорить, перебивать нас. Я знаю, откуда это идет - она хотела спать, была усталая, в последние дни я мало общаюсь с ней, так как весь ресурс у меня уходит на маму. Она постоянно цепляет меня - то у меня шторы не так висят, то ребенок мультики смотрит. Я словно в каком-то защитном панцире. Вполне понятно, что дочка просто хочет получить обратно свой мир, в котором она жила, и мое внимание в том числе.

      Мама начала отчитывать дочку, как это делала со мной в детстве. Очень жестко, надменно. Я растерялась. Дочка сначала замахнулась на нее, сказала: «Ты плохая, уходи!», потом спрыгнула с колен и убежала в ванную. Но мама на этом не успокоилась. Она пошла за ней, открыла дверь и начала требовать, чтобы она попросила у нее прощения. Надо сказать, что мой ребенок - боец. Она очень ласковая и ярко выражает любовь, но если чувствует несправедливость по отношению к себе, то будет стоять до конца и сломить ее сложно, как и заставить заплакать. Я сначала наблюдала из кухни, как мама, зависнув над ней, её отчитывает. Мне надо было сразу вмешаться, но я словно впала в ступор. Потом я услышала, что, дочка заплакала, и начала гневно что-то кричать. Мама ринулась на нее и схватила. Дочка вырывалась.

      И в этот момент я взорвалась. Я не контролировала себя. Это была ярость. Я сказала, чтобы она оставила моего ребенка в покое и поставила ее на место и что если она хочет кого-то воспитывать, то пусть рожает себе еще. Я была настолько зла, что если бы она не послушалась меня, я бы ее ударила. Видимо, мой вид и тон маму отрезвили, она отпустила ребенка и дочка бросилась ко мне на руки. Уткнулась в меня носом и зарыдала. Мы ушли в спальню. Долго лежали. Она все спрашивала меня: «Когда она уедет?». Рассказывала всякие ужасы про то, что она хочет с ней сделать. У меня шевелились волосы на голове от того, что я слышу, но я поняла, что тут надо просто слушать. Я слышала, как хлопнула входная дверь. Когда дочка уснула, я вышла и увидела, что маминых вещей нет, и она ушла в ночь. Позвонила ей и выслушала гневную тираду, что я плохо воспитываю ребенка, что дочь совсем не знает границ, что она уезжает первым же поездом, так как я, вместо того, чтобы встать на ее сторону, потакаю капризам своего (цитирую) «высерка». И я сейчас кругом виновата. Я - плохая мать, я - плохая дочь. К тому же, я плохой человек, раз сейчас так ненавижу другого человека».

      Я так долго и нудно рассказываю детали (хотя постаралась сократить до минимума), так как подобная ситуация, в разных интерпретациях, периодически проходит перед моими глазами. Не буду подробно рассказывать весь разговор и мои рекомендации, так как выложить три часа разбора полетов на бумаге будет сложно. Остановлюсь лишь на основных моментах. Итак, за что же цепляют нас наши мамы? С рождением собственных детей у нас активизируются наши детские травмы. Пережив в детстве болезненные моменты, когда от самого родного и близкого человека ждешь поддержки и принятия, а получаешь обратное, мы подсознательно воспринимаем такое поведение, как опасность, и уже во взрослом возрасте пытаемся уберечь от этого наших детей. Но любовь к родителям заложена в нас генетически. Отвергнуть мать очень страшно, так как внутренний ребенок внутри нас не выживет один в этом большом и непонятном мире. И мы все ждем от мамы этой поддержки и принятия. Маша оказалась между двух огней - двое любимых и родных ей людей пошли в конфликт. Выбрать одного из них - разрушить часть себя. Но это я понимаю, что оба этих человека для Маши - родные и любимые. Для нее же сейчас все обстоит по-другому. Она, уже почти 30-летняя женщина, выстроившая свою жизнь и достигшая определенных успехов, с появлением мамы рядом превращается в подростка. Подросток не знает, как разруливать ситуации жесткого проникновения в его пространство, кроме как вставать в боевую стойку или подчиниться тому, кто находится выше его по иерархии и жестко его ломает.

      Как правильно заметила Маша, ребенка снесло, потому что дочка потеряла базовую безопасность мира. Папа уехал, а мама впустила в дом опасного человека, став при этом из Матери и Хозяйки растерянным Подростком, который еще к тому же и стыдится своего ребенка. Она невольно сделала дочку средством для своих амбиций доказать своей матери, что она лучше. То есть она перестала безусловно принимать своего ребенка. А на это дети всегда выдают деформацию поведения. Напомню, что одно из первых ожиданий ребенка от матери - безусловное принятие.

      Когда мы стоим ПОД мамой, мы все еще ждем от нее, что она поймет, примет, поможет в том, что для нас важно. Подсознательно мы все еще верим, что мама умная и мудрая, все знает, все умеет и надо всего лишь как-то до нее донести то, в чем она неправа, и она наконец-то просветлится. Мы пытаемся подсунуть мамам книги, рассказать, научить, убедить. И когда не встречаем понимания, в нас пробуждается обида. Только вот ведь какая штука. - Яйца курицу не учат. От того, кто стоит в иерархии ниже (или оттого, кого мы поставили ниже), знания не принимаются. Надо обладать очень высокой степенью осознанности, чтобы учиться у всех, кто встречается у нас на пути. Я встречала мам, которые меняют свою жизненную позицию, учась у дочерей. Но, как правило, их дочери сами уже вышли из состояния подростка и сделали из мамы человека, который имеет право иметь свои несовершенства, свою жизнь и свой путь.

      Вот если бы Маша принимала маму из состояния хозяйки, которая принимает у себя в гостях пожилую женщину со своими странностями и слабостями, близкую и любимую ей, она бы изначально по-другому расставила границы поведения в своем доме. Адаптировать ребенка к странностям бабушки значительно легче, чем заставить мать принять новые знания. Бабушка выполняет свой «бабушкинский долг», передавая опыт и поучая. Но мы, уважая ее право на свое мнение, не обязаны брать это как руководство к действию. Последнее слово - за нами, так как она уже бабушка, а не мать. Защищая своих детей от бабушек, мы все еще защищаем себя от того, что нас сильно ранило в детстве. Это наш внутренний ребенок отзывается на несправедливость и идет в беспомощный гнев. По большому счету, Машина дочка сделала то, что никогда не позволяла себе она, но очень хотела.

      В принципе, Маша могла предотвратить ситуацию, понимая, что ребенок хочет спать и, извинившись перед матерью, пойти укладывать ребенка. Да, было бы неловко прервать разговор на полуслове и оставить маму одну. Но она - взрослый человек и знает, как себя занять, а ребенок не знает. Затем у Маши была еще одна возможность закончить конфликт - зайти в ванную, взять дочку на руки, спрятав ее в себя, и самой (повторяю -самой) извиниться зато, что дочка замахнулась на бабушку, объяснив, что она устала и хочет спать. А потом уйти в спальню и вернувшись быть готовой послушать маму. Просто послушать. Безоценочно и не цепляясь. «А за что мне извиняться, - спросила Маша, - я не вижу, в чем был неправ мой ребенок! Она вполне адекватно среагировала на то, что происходит!». «Да, конечно, она среагировала адекватно тупику, в котором оказалась. Бабушка среагировала тоже адекватно своим убеждениям. Другой вопрос, что Ваши убеждения не совпадают с мамиными. Но Вы же не знаете, какие больные мозоли, какие страхи включились у Вашей мамы на это действие. Наша задача - научить детей выходить из конфликтных ситуаций без войны, если можно ее избежать. И для начала мы должны это уметь сами. «Но это же будет неискреннее извинение. Я научу ребенка лицемерию!», - парировала Маша.

      Когда вы наступаете человеку случайно на ногу в автобусе, да еще на больную мозоль, вы можете сказать, что вам не за что извиняться, так как ничего нарочно вы не сделали и отреагировали адекватно резкому торможению. Но вы извиняетесь, так как сделали человеку больно. Принять, что ваша мама имеет право на свою боль и свои страхи и отнестись к этому с состраданием - это позиция взрослого. Давайте уже дадим себе право быть мудрее наших мам. Кто знает, может, мы сможем передать эту мудрость нашим детям, и они будут относиться к нам бережнее и терпимее.

       

      *Всякая всячина*

       

      Осторожно, смена фамилии МЕНЯЕТ СУДЬБУ!

       

      Дата рождения, имя, отчество и фамилия с точки зрения метафизики, является первым фактором, закладывающим основные черты характера. Нумерология даты рождения (значения дня, месяца и года) носит фатальный (судьбоносный) характер, поскольку числовые вибрации даты рождения определяют возможности и предназначение человека.

      Вибрация даты рождения, имени, отчества и фамилии высчитывается путем последовательного суммирования чисел дня, месяца и года рождения и приведения их к единственной цифре, а также разбора букв в имени. Полученное значение соответствует таким важным элементам личности, как достоинства, недостатки, предназначение, жизненные цели, карма, судьбоносные и важные события человека.

      Когда нам родители дают имя при рождении, это важная процедура. Так как правильно подобранное имя, дает преимущество в том, что если имя созвучно фамилии и дате рождения ребенка, его судьба будет более успешной, чем у тех, кого родители неудачно назвали, что не состыковалась с судьбой ребенка. И у такого ребенка будет много препятствий, так как имя не помогает ребенку, а наоборот.

      Когда женщина меняет фамилию при вступлении брак. То у каждого рода есть фамилия. Фамилия состоит из букв, у каждой буквы есть вибрация определенной планеты и цифры.

      Также каждая фамилия, это целый род, который имеет свой эгрегор, а соответственно карму как хорошую, так и плохую. Фамилия имеет созвучие с вибрациями даты рождения человека. Поэтому иногда бывает, что вибрации фамилии несут в себе очень много влияний, начиная с нумерологического и астрального кода, до кармы и наработок рода.

      Когда женщина вступает в брак, соответственно она разделяет с мужчиной карму его рода, смешивая свою карму с кармой рода мужа, а также принимает вибрации фамилии, которую взяла. К сожалению, не всегда это сказывается положительно на судьбе женщины. Так как фамилия не совместилась с датой рождения по вибрациям, либо имеется приличный кармический груз рода мужа. Там могут быть родовые наработки отрицательного характера, родовые проклятия или самоубийцы.

      Но бывает, что женщина и улучшала свою судьбу, сменив фамилию.

      Когда человек сам решил сменить свою фамилию или имя, он может таким образом внести сильную коррекцию в судьбу, но если выбор неудачен и не стыкуется гармонично с датой рождения, то судьба может преподнести неприятные сюрпризы и ухудшить судьбу человека.

      Поэтому, прежде чем принять решение о смене фамилии, не поленитесь и просчитайте, к какому Числу вы принадлежите с рождения, и какое Число получится, если вы возьмете фамилию мужа.

      Складываем год, число и месяц рождения, числа имени, отчества и фамилии, доводим результат до простого числа до 9 и смотрим результат.

      Такую же операцию проделайте со своим именем, отчеством и фамилией, которую вы собираетесь взять после свадьбы.

      1. Независимость, тяга к лидерству, умение самостоятельно принимать решения, мужские черты характера.

      2. Настрой на партнерство, умение и желание работать в команде и учитывать интересы другого человека. Вечный поиск компромисса.

      3. Умение с помощью слова добиваться любых целей, общительность, творческое начало. Оптимизм, энтузиазм.

      4. Вынужденное подчинение обстоятельствам, исполнительность, настрой на преодоление трудностей и в то же время – нежелание жить по правилам.

      5. Стремление к смене места жительства, рода занятий и партнеров. Тяга к экстремальным видам спорта и выплескам адреналина. Уход от ответственности.

      6. Поиск выгодного взаимодействия (ты мне, я - тебе), отказ от общения, если этой выгоды нет. Поиск равновесия и гармонии. Ответственность за тех, кто рядом.

      7. Замкнутость, стремление все анализировать, дотошность, внимание к мелочам.

      8. Тяга к накопительству и к власти, стремление все мерить деньгами, умение грамотно обращаться с финансами, желание распоряжаться семейным бюджетом.

      9. Служение другим людям, подчинение окружающим – вынужденное или добровольное, покорность. Неумение или нежелание принимать решения. Мечтательность, романтизм.

      Идеальным вариантом с нумерологической точки зрения считается, когда Число Имени до смены фамилии совпадает с Числом Имени после ее смены. Это говорит о том, что вы выбрали по-настоящему своего человека, и у вас есть все шансы прожить с ним долгую и счастливую жизнь.

      Впрочем, если хочется и себя сохранить, и мужа не обидеть, можно рассмотреть вариант с двойной фамилией, если нумерологические показатели такого варианта вас устроят больше, чем просто при смене фамилии.

       

      У кого плохое настроение

       

      Сейчас пекла пирог. Достала основу из духовки, выложила всё, что надо, засунула пирог обратно, ушла. Через 10 минут прихожу, открываю духовку… Зависаю. Пирога нет. Одна дома! Осторожно закрываю духовку. Открываю снова. Нету. Вспоминаю все признаки шизофрении, которые мне известны. Потом на автомате приходит: “Чёртик-чёртик поиграй и обратно отдай. Тёте очень нужно”. На всякий случай ухожу из кухни, ну чтобы не мешать… Прихожу обратно, открываю духовку – НЕТУ! Зачем-то иду к зеркалу… Вроде внешних изменений никаких. Набираю – веяние времени – в гугле “из духовки пропал пирог”. Понимаю, что делаю что-то не то. Щипнула себя за руку – реакция есть. Сказала себе: “Света! Ты взрослая, умная женщина! Ну куда он мог деться?” Подумалось про соседей, привлечённых запахом свежей выпечки. Балкон открыт. Вышла, посмотрела. Ни фига не залезть. Иду обратно на кухню, в полном расстройстве психики. Почему-то вспоминаются “Секретные материалы”… Представляю инопланетян, жадно жующих мой пирог в своей тарелке и начинаю ржать… Выпиваю стакан воды. Открываю посудомойку, чтобы поставить пустой стакан. Оттуда изумлённо таращится мой пирог… Дверцы-то рядом… А мне в отпуск пора, ага…

       

      ***

      В конце 70-х купили стиральную машину «Сибирь» с центрифугой для отжима белья. В те времена это была крутая стиралка. Привезли. Установили. Настал момент испытания. Вся семья собралась около машинки. Торжественно намочили и положили в центрифугу простыню. Включили на 5 минут (тогда включали на время, а не на обороты). Все 5 минут с нетерпением ждали, каков будет результат, насколько будет сухая простыня. Время закончилось, центрифуга остановилась. Открываем и впадаем в ступор – простыни нет, центрифуга пустая!!! Закрываем отсек в надежде, что после открытия все будет как надо. Открываем, нет ее, этой простыни! Смотрим друг на друга, в глазах у всех один вопрос – она (простыня) телепортировалась? Разлетелась на молекулы? Куда делась?! Опять закрыли, включили на минуту “а вдруг?”. Не получилось. Стояли молча, пока от отчаянья я не полезла внутрь центрифуги рукой. Как же я испугалась, когда мои пальцы нащупали эту треклятую простыню, которой в центрифуге не было!!! Заорала я громко, народ шарахнулся от машинки. А оказалось, что центробежная сила была настолько велика, что простыню буквально размазало по стенкам центрифуги в листочек. Хорошая была машинка, работала долго.

       

       

    • распечатать
    • отправить другу
    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить

    Поздравления

    Посмотреть все поздравления ∨

    Топ 4

    Последние комментарии

      Объявления

      • Новости
      • О газете
      • Подписка
      • Архив номеров
      • Каталог
      • Главная